Защитник земли русской – в день памяти Александра Невского

Автор: о. Евгений Чунин. Ваш комментарий

«Не в силе Бог, а в правде» (св. благов. князь Александр Невский)
«И отвечал Давыд Голиафу Филистимлянину: ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, Которого ты поносил; и ныне предаст тебя Господь в руку мою…» (1 Царств 17:45) 

Житие, подвиги и чудеса благоверного великого князя Александра, Невского чудотворца, поистине, заслуживают того, чтобы о них напоминать снова и снова. Но я не стану сейчас подробно пересказывать вам все его житие – я хочу провести некую параллель.

Из многих праведников Ветхого Завета, кого мы помним и чтим, наверное, более многих других мы помним царя Давыда. Помните – как он, пастушеский отрок, промышлением Божиим был помазан на Царство израильское? Как он, ещё будучи юношей, проявлял незаурядные и, можно сказать, сверхъестественные способности, которые уже тогда предвозвещали его будущее величие? Вспомните его бесстрашие, когда он один со своей неизменной пращой шел против льва или медведя, пришедшего к стаду, и, бывало, бесстрашно нападал на зверя, если нужно было отнять у него схваченную овцу? Как он, еще отроком, во время войны с филистимлянами вышел один против великана Голиафа и поразил его? И это – в то время, как другие израильские воины не могли найти среди себя того, кто бы смог противостать этому великану, и сразиться с ним? А Голиаф открыто прохаживался перед израильским войском и глумился над иудеями, поносил и их самих, и Господа, которому веровали и поклонялись израильтяне.
И вот этот отрок, пастушок, оказавшись однажды в стане войска и услышав, как безнаказанно сей великан глумится над Господом, – он воспламенился духом ревности и, взяв благословение у царя Саула, вышел против него один на один. Вышел без оружия и доспехов – только лишь с единственным знакомым ему оружием – пращей, которой он навык обороняться от всяких хищников, когда пас стада, и своей пастушеской сумкой, в которой лежало несколько камней. И Господь благословил его ревность, и даровал ему успех, так что выйдя против великана Голиафа, этого, вооруженного до зубов, опытного филистимского воина, он метким ударом запущенного из пращи камня поразил великана в лоб – так, что тот упал замертво. И тогда, подбежав к нему, Давыд достал из ножен собственный меч этого воина, и отсек ему голову его же мечом – на виду у обоих готовых к сражению войск. И устрашились филистимляне, и побежали, и так Израиль был спасен.

Подобно отроку Давыду поступал и князь Александр, когда, оставшись в Новгороде с малою дружиной, он вынужден был обороняться от внезапного набега шведов, пришедших с большим войском, чтобы подвергнуть разорению Новгородскую землю. И вот совсем еще юный князь Александр (ему тогда было лишь 20 лет), подобно царю Давыду, воспламенился огнем ревности о защите родной земли и отеческой веры. Усердно помолившись Богу в храме святой Софии, прияв благословение от Новгородского архиепископа Серапиона, выслушал его советы, юный князь собрал новгородское ополчение – всех, кто мог и готов был держать оружие: городских жителей и окрестных поселян, – и бесстрашно отправился навстречу противнику, который по численности в несколько раз превосходил новгородцев. Перед походом князь воспомянул пророка Давыда, и ободрил воинов своих словами псалмопевца: «Иные на колесницах, иные на конях, а мы имя Господа Бога нашего призовем» (Псалтырь 19:8), и вместе со своею дружиною и новгородским ополчением быстрым маршем отправился к берегам Невы.

И вот, движимый ревностью защиты своей родины и отеческой веры, князь с войском преодолел за двое суток огромное расстояние, и почти без роздыху, с таким неравенством в силах, но укрепляемый помощью Божией, неожиданно напал на шведов рано утром – когда те и не ждали нападения, и не готовы были организовать сопротивление. Началась жестокая скоротечная битва, и к вечеру князь разбил шведское войско – да так, что еще и лично сразился со шведским воеводой Биргером, и, нанеся ему тяжелый удар палицей, обратил того в позорное бегство.

Эта чудная победа, одержанная юным князем на берегах Невы, дала князю Александру право называться Невским (сегодня место этого сражения, на берегу реки Ижоры, – практически окраина Петербурга; там высится памятный знак, поставленный еще в царское время). В свои 20 лет князь Александр не только предстал ярким заступником Новгородской земли, но и явил себя защитником православной веры от засилья иноверцев; и этот свой авторитет он не утерял за все годы своего княжения.

В своих дальнейших трудах и подвигах, которых много выпало на его долю, князь Александр проявлял в равной степени как мужество, так и благородство – это видно из его жития; и в этом князь Александр очень похож на царя Давыда. В этот жестокий и суровый век незлобие благоверного князя Александра просто поражает. Даже когда вокруг него плелись какие – то козни, когда и ему самому кто-то из недругов-соседей пытается причинить зло, он никогда не предается ответной злобе, никогда не позволяет себе приступить к отмщению. И прежде всего ищет и находит возможность разрешить возникшие вопросы и проблемы дипломатическим путем.
А в отношении завоевателей русской земли – шведов и немцев на Западе, половцев и татаро-монголов на Востоке, князь Александр проявлял удивительную мудрость и терпение, стойкость и достоинство, так что он нигде не уронил чести и достоинства истинного христианина – русского князя. Будучи в Орде, он неоднократно был понуждаем поклониться огню, кусту и другим идольским святыням, почитаемым язычниками – татарами. И, однако, он всегда твердо отказывался поклоняться сим предметам, говоря: «Мне, как христианину, не подобает кланяться никакой твари и ничему рукотворному». А вот когда его привели и поставили перед ханом, то хану, наоборот, он поклонился, объяснив: «Тебе, о Повелитель, я поклонюсь – как получившему от Бога власть над многими людьми». Бесстрашно, достойно и мудро он отстаивал интересы русской земли, русских княжеств – так, что даже у язычников, да и в очах самого татарского хана, он встретил такое уважение, какого сподобились, надо сказать, не многие из русских князей.
А другие князья, бывало, что старались как-то заискивать, как-то прогибаться, выслуживаясь перед монгольскими властителями и готовы были предать своих же. Но никогда ничего подобного не совершал благоверный князь Александр.

Почил сей дивный князь в расцвете лет – в 44 года, возвращаясь из Орды. То ли был отравлен, то болезнь какая одолела его – так или иначе, Господь послал ему окончание земных трудов. Об этом печальном событии пророчески уведал владимирский митрополит Кирилл, когда в день кончины князя – ранее, чем гонцы могли принести сию скорбную весть во Владимир – он с амвона сказал людям: «Знайте, что уже зашло солнце земли Русской»… И вот, спустя почти две недели после кончины – когда гроб с телом почившего князя был принесен из Городца, и во Владимирском соборе служили погребение – свершилось дивное чудо: когда митрополит Кирил приблизился ко гробу, чтобы вложить в руку усопшему князю подорожную грамоту, то вдруг из хладнаго гроба поднялась рука, и разжались пальцы, и сам князь принял сию грамоту из рук митрополита, и мертвая рука, сжав рукописание, опустилась, и князь, как живой, снова сложил руки свои на груди.

Произошедшее потрясло всех присутствующих, и явилось дивным чудом, которое уверило всех в том, что князь Александр (во иночестве Алексий) явно угодил Богу. Так праведность великого благоверного князя Александра действием благодати Божией была засвидетельствована пред всеми людьми, и вот, спустя без малого восемь веков, мы с вами вспоминаем его блаженную кончину, чтим его память и обращаемся к нему в молитвенном дерзновении.
Как в древности царь Давыд, уповая на помощь Божию, бесстрашно и решительно охранял народ Божий от всяких наветов и притязаний соседних народов, так и благоверный князь Александр, с юности своей навыкнув уповать на Господа и ничего не страшиться, за годы своего княжения не проиграл ни одного сражения, а большинство своих побед одержал при меньшинстве сил. Сей дивный князь по справедливости может быть назван защитником Русской земли и православной веры, и этим память его дорога всякому русскому христианину.

Но нам с вами, братие, князь Александр особенно близок; близок уже даже и тем, что и жил он, и совершал свои ратные подвиги невдалеке от нас. И Великий Новгород от нас не далек, и Псков – почти рядом, да и до берегов Невы – всего восемь часов ехать на поезде. К тому же наш Ржевский приход относится к Санкт-Петербургско-Тверской епархии, которая и объединяет все те западно-русские земли, на которых в свое время прославился князь Александр. В день его памяти мы обращаемся к нему в молитвах, надеясь, что он и сегодня невидимо предстоит пред Богом и молится Господу о спасении русской земли и всех православно верующих христиан.

Как во времена князя Александра многие люди хотели называть себя христианами, – и немецкие рыцари, и шведы, покушавшиеся завоевать Русь, но князь Александр твердо хранил отеческую веру и уверенно держался правды Божией; он знал, что не всякий, глаголющий «Господи, Господи» на самом деле исполняет Божию волю. И поэтому он решительно и бескомпромиссно отстаивал истинное православие от посягательств западно-католических рыцарей и иных миссионеров. Так давайте же и мы с вами, братие, постараемся быть достойными продолжателями тех христианских традиций, той отеческой веры, того древлего русского благочестия, которые самою своей жизнью так ярко проповедовал и утверждал благоверный князь Александр. И будем же молиться Господу и угоднику Его, князю Александру, и веровать, что помощью Божией и заступлением всех русских святых, и благоверного великого князя Александра, Невского чудотворца, Господь и нас всех управит и защитит от всяких могущих случаться нам опасностей и приведет в царство Божие.
протоиерей Евгений Чунин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


один − 1 =