Великорецкий Крестный ход – Два дня, которые потрясли…

Автор: admin. Ваш комментарий

9-10 августа 2005 года.

«…Крестный ход, это не что иное, как прообраз нашего Крестного пути. Идя за Крестом, мы отрекаемся от мира и временно умираем для житейской суеты и забот. Пребывая в непрестанной молитве, мы боремся со своими страстями и становимся ближе к Богу…»

Митрополит АНДРИАН

(Из последней проповеди)

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Крестный ход начал свой путь уже традиционно 9 августа по улицам Кирова. Торжественное шествие вдоль автотрассы с Крестом, хоругвями, иконами, пением не могло оставить равнодушными горожан. За чертой города нашему взору открылся великолепный вид русских просторов: поля, река Великая, лесные массивы вдали и ясное небо над головой…

Преодолев значительную часть первого дня пути, мы вышли по проселочной дороге к железнодорожному мосту через широкую реку Вятку. Здесь нас ожидали «бойцы невидимого фронта» – повара, с любовью и усердием приготовившие трапезу. Прозвучало «Отче Наш…», паломники приступили к трапезе, а затем каждый получил возможность несколько отдохнуть. Ребята попрыгали в реку и, словно дети, резвились в воде, а девушки, не смотря на изнуряющую жару, скромно ходили вдоль прибрежной кромки, лишь слегка омокая ноги. Кто-то прятался в тени раскидистых ветвей прибрежных ив. Но вот раздался возглас, означающий: привал завершился, и, возобновив общую молитву, паломники отправились в дальнейший путь.

Около 19.30 достигли г. Мурыгино. По окончании молитвы, владыка Андриан обратился к паломникам со словом проповеди. Его слово, обращенное к пастве, было кратким, но обильно исполненным отеческой любви и заботы. Владыка призвал паству к терпению и смирению, к кротости и воздержанию, даже в отношении смеха. Приободрил тех, для кого этот крестный ход был первым, поблагодарил тех, кто, не смотря на трудности, решился пройти этот путь не первый раз. Утружденные шествием, паломники с особым вниманием прислушивались к каждому слову святителя. На тот момент никто и не мог себе представить, что эта проповедь любимого всеми владыки была последней.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Подъем в 4 утра. Торжественная процессия с митрополитом во главе отправилась в путь по ещё спящим улочкам города. Раннее утро, лучи восходящего солнца, туман над полями. Почему-то вдруг глубоко и прочувствованно прозвучали слова молитвы «…отврати Лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти…».

Дорога постепенно становится все более песчаной. Белый сухой песок превращается в истинное испытание, как на прочность обуви, так и на выносливость наших утопающих ног. Солнце, так радовавшее нас в начале крестного пути, постепенно поднимается все выше, зной становится все нестерпимее. Нельзя сказать, кому труднее было вынести это испытание: певчим, задыхающимся от клубов поднимающейся из-под ног белой песчаной пыли, пожилым людям, особенно тяжко страдающим от жары, или владыке, который, как позже выяснилось, кроме трудов путного шествия, взял на себя ещё и подвиг полного воздержания от вкушения пищи…

Очередной привал был устроен в лесу; недалеко от места привала находился родник со студёной водой. Этот чудный уголок девственной природы завораживал своей красотой. Вокруг поляны росли величавые сосны, а под ними на устланной хвойным ковром земле мирно дремали грибы-маслята. Коричневые ровные шапочки выглядывали то тут, то там. Здесь же рядом ютились кустики с яркой спелой сочной ягодой-брусникой, а поодаль раскинулись кусты шиповника, зазывающие ярко красными фонариками спелых плодов. Кто-то направился к роднику, кто-то расположился под раскидистыми ветвями великолепных деревьев отдыхать. Все устали, и после молитвы тихо расселись трапезовать…

Спустя час раздался звучный возглас протодиакона «Восстаните!». Привал закончился, и мы снова отправились в путь. Вот запели «Святый Боже…», и владыка благословил протянуть пение до леса, чтобы в тени деревьев остановиться и прочесть апостол. Последнее, пятое «Святый Боже…» женский хор запел на демественный распев – как при выносе Креста. Владыка обернулся и так грустно взглянул… сердце йокнуло. Было видно, что владыка устал, но всем своим видом он старался этого не показывать.

ПОСЛЕДНИЙ ПРИВАЛ

Этот привал был назначен у плотины, расположенной в 3-х км выше устья реки Великая, на реке Грядовица. Место весьма живописное, тихое. Владыка побродил по мосточку, пообщался с паломниками. Он без устали подавал Божие благословение жаждущим приять оное из его рук, и столько чувства, мольбы вкладывал в каждое слово, в каждый жест благословения. Он словно прощался с нами; говорил такие неожиданно глубокие слова, словно боялся не успеть сказать чего-то самого главного. Затем он спустился к воде…

Все было спокойно, и вдруг – словно гром среди ясного неба – раздался призыв восстать на молитву – «владыке плохо…». Все с тревогой поднялись и поспешили собраться к месту молебна, а небольшая группа паломников-медиков находилась непосредственно возле владыки и прилагала все усилия для спасения любимого святителя. Еще несколько человек пытались связаться с «внешним миром» и вызвать скорую помощь или службу спасения…

Тем временем, основная часть паломников, совершив три молебна «за болящаго», продолжила путь, в дороге вознося молитвы, и искренне надеясь на то, что Господь сохранит владыке жизнь – как сохранял ее в прежних его болезнях… И вот, лишь поздно вечером дойдя до села Великорецкого, все неумолимо узнали о скоропостижной кончине архипастыря. Словно гром среди ясного неба, весть эта была настолько ошеломляющей, что люди просто отказывались в это верить: «Господи, как такое может быть???»

В ВЕЛИКОРЕЦКОМ

В селе Великорецком утром был совершен молебен, после которого о.Михаил Татауров обратился к молящимся со скорбной и очень глубокой по смыслу проповедью. «…Владыка Андриан во время крестного хода преставился, как странствующий инок, как воин Христов на поле брани… И мы теперь не должны оставлять начатое: нужно дойти до конца, да и в последующие годы не бросать обета, данного нашими предками Господу…»

* * *

Митрополит Андриан своим последним Крестным путем показал нам самую яркую проповедь, которая ошеломила и потрясла сознание. Проповедь, открывающая смысл всей нашей жизни – ради чего мы пришли в этот мир, и с чем уйдем из него. Дорога для нас цена этой проповеди…

Великорецкий крестный ход, взявший свое начало 4 года назад, на этом не останавливается. Теперь он для многих приобретет ещё более глубокий смысл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


девять × = 27