Р.А. Майоров: Московский старообрядческий институт перед Первой мировой войной

Автор: admin. Ваш комментарий

maiorov2Вашему вниманию предоставляется доклад, сделанный в рамках 1-й образовательной смены ДХОЛ “Ржевская обитель” в 2015 году.

Московский старообрядческий институт перед  Первой  мировой войной

     10 сентября 1912 г. открылся Московский старообрядческий  институт (МСИ).  Мечта об открытии своего полноценного учебного заведения давно занимала умы старообрядцев белокриницкого согласия, однако власти постоянно закрывали школы и училища старообрядцев. «Золотой век» старообрядчества представил новые возможности.

07grbf3oeTc Роман Александрович Майоров на 1-й образовательной смене

 

Нельзя сказать, что тема МСИ не поднималась в исторической литературе. Отдельных вопросов истории Старообрядческого Института касались в своих работах такие исследователи старообрядчества, как В.Ф. Козлов[1], Д.А. Урушев[2], Е.М. Юхименко[3]. Вместе с тем нельзя утверждать, что деятельность МСИ изучена хоть сколько-нибудь полно. В данной статье мы попытаемся осветить деятельность Института в период перед Первой мировой войной. В основу данного исследования положены архивные материалы, сохранившиеся в различных фондах Отдела Рукописей Российской Государственной Библиотеки.

Институт готовил учителей и законоучителей для старообрядцев. Он числился частным учебным заведением первого разряда[4]. МСИ был традиционным учебным заведением для начала ХХ в., но ориентированным на старообрядцев. Курс обучения был рассчитан на 6 лет. Целью МСИ объявлялось «готовить нужных старообрядчеству деятелей, главным образом для провинции»[5].  На каждом курсе обучалось около 30 человек. В 1913 г. на двух курсах Института обучалось 59 учеников из Москвы, Санкт-Петербурга, Донской, Терской и Кубанской областей, Ставропольской, Уральской, Вологодской, Владимирской, Калужской, Могилевской, Нижегородской, Самарской, Саратовской, Херсонской, Черниговской, Тверской, Якутской, Томской, Подольской, Московской, Витебской, Оренбургской, Екатеринославской и Симбирской губерний. Больше всего было приехавших из Саратовской и Московской губерний (по 6), Нижегородской губернии  и Донской области (по 5). Возраст учащихся на тот момент был от 13 до 19 лет. Большинство студентов, естественно, принадлежали к белокриницкому согласию, но уже в первом наборе были два беспоповца, ввиду того, что у их согласия не было учебного заведения столь высокого уровня.  По сословиям состав учащихся был следующим: 31 крестьянин, 15 мещан, 13 казаков. Поскольку в начале XX в. сословная принадлежность часто не совпадала с реальными занятиями людей, то необходимо сделать следующие уточнения. Родители 12 учащихся были горожанами, 27 – землевладельцами, а 20 – священниками[6].

800px-Здание_бывшего_Богословского_института._РогожскоеЗдание бывшего МСИ

Директором МСИ в 1912 – 1916 гг. был выпускник Московского университета Александр Степанович Рыбаков[7] (отец знаменитого специалиста по истории Древней Руси академика Бориса Александровича Рыбакова).  В обязанности директора входило «сносится» с учебным округом и другими правительственными учреждениями, заведовать учебной частью (ему подчинялись все преподаватели), руководить начальным училищем на Рогожском кладбище и заведовать канцелярией института. Директор не только подписывал финансовые документы, но и лично выдавал зарплату всем служащим[8].  Он лично вникал во все вопросы – от учебной программы до финансовых расчетов. Судя по личной переписке А. Рыбакова, даже на летнем отдыхе в Прибалтике он не оставлял учебных дел[9].

Программа обучения периодически корректировалась. В целом можно сказать, что первые 4 года были общими, а 2 заключительных года были отведены под богословские и методические дисциплины. Обновленный  учебный план, сохранившийся в архивной папке «Материалы, связанные с учебным процессом в МСИ, 1913 – 1916 гг.», разделяет все предметы на 4 блока предметов:       Богословские, Общеобразовательные, Педагогические и Искусства и прикладных знаний. Богословский блок включал в себя Катехизис (1 урок в неделю  в 1 классе[10]), Богослужение (2 урока в 1 классе и по 1 во 2-м и 3-м), Церковная история (2 во 2-м, 3 в 3-м и по 2 в 5-м и 6-м), Богословие (догматическое, нравственное и сравнительное) (по 4 часа в неделю в 5-м и 6-м классах), Церковное право (по 2 часа в 5-м и 6-м), История старообрядчества (по 1 уроку во 2-м и  3-м, 4 в 4-м и по 3 в 5-м и 6-м), История Священного Писания (по 3 часа в 5-м и 6-м классах).  Общеобразовательный блок состоял из Русского языка (по 5 уроков с 1 по 3 класс, 4 в 4-м и по 2 урока в 5-м и 6-м), Славянского языка (3 урока в 1 классе и 2 во 2-м),  Арифметика (4 часа в 1 классе), Алгебра (по 3 часа во 2-м и 3-м классах), Геометрия (3 урока в 3-м классе и по 2 в 3-м и 4-м), История русская и всеобщая (по 2 урока в неделю в течение 6 лет), География (по 2 урока с 1-го по 3-й классы и по 1 уроку с 4-го по 6-й), Природоведение (по 3 часа с 1-го по 3-й), Гигиена (1 час в 4-м), Физика (2 урока во 2-м, 3 в 3-м и 1 в 4-м), Немецкий язык (4 часа в 1-м и по 2 часа – остальные 5 лет), Греческий язык (по 2 часа с 1-го по 4-й класс и по 1 часу в 5-м и 6-м), Введение в философию (1 урок в неделю в 5-м классе и 2 урока в 6-м). Педагогический блок делился на  Педагогику (с логикой и психологией) (по 2 урока с 4 по 6 класс), Методику русского языка (2 часа в 4-м и 1 в 5-м), Методику арифметики и геометрии (по 1 часу в 4-м и 5-м), Методику естествознания и географии (по 1 уроку в 5-м и 6-м), Методику истории (1 урок в 6-м) и Практические знания в школе (по 6 уроков в 4-, 5-м и 6-м).  К Искусствам и прикладным знаниям относились Рисование, Ручной труд и черчение, Пение (каждого предмета – по 2 урока  с 1 по 4 класс и по 1 уроку в 5-м и 6-м), Гимнастика и физические упражнения (2 урока в 1-м и по 1 во 2-м и 3-м), Знакомство с сельским хозяйством (весною и осенью, без указания числа уроков)[11].

maiorov-korovin

На фото: Роман Майоров и Валерий Коровин в Ржевской Обители

Концепция МСИ предполагала, что ученики не только получают хорошее образование, но и приобретают практические навыки в ремесле и сельском хозяйстве. Дело  в том, что большинство студентов приезжали из провинции, и потому руководство института считало, что выпускники должны быть готовы не только обучать, но и давать практические советы. Ответственность за порядок в общежитии, столовой и классах возлагалась на дежурных (по два от каждого класса). Старший дежурный должен был контролировать продукты в столовой и все расходы по кухне за день. Были также дежурные по белью, по библиотеке и т. д. Ввиду того, что своих наглядных пособий у МСИ не было, отдельным студентам поручали ездить по музеям и собирать необходимые пособия. После перехода в собственное здание А.С. Рыбаков хотел сделать при МСИ огород и поле, чтобы отрабатывать сельскохозяйственную практику[12]. Как было упомянуто выше, при МСИ существовала особая библиотека. В 1914 г. Арсений Иванович Морозов приобрел у наследников священника Е.Т. Мелехина библиотеку, которую передал Рогожской старообрядческой общине для Института[13].

Руководство Института считало необходимым элементом учебного процесса экскурсии. Учащихся вывозили в различные музеи Москвы, в Троице-Сергиеву Лавру, но самая значительная экскурсия была осуществлена в Санкт-Петербург и Финляндию. Попечительный совет провел ее в декабре 1913 г. По приглашению Совета Громовской общины ученики пели на всенощной и на литургии в Чубыкинской богадельне и в храме на Глазовой улице. По мнению институтского руководства, экскурсия познакомила Петербург с задачами и целями МСИ. В отчете за 1913 г. отмечалось, что «подобные экскурсии сближают Старообрядческий Институт с провинцией и крупными старообрядческими центрами, усиливают интересы и деятельности Старообрядческого Института. Они имеют громадное воспитывающее значение и для учеников создается знакомство с новой жизнью, особой культурой». Они дают возможность получить знания о своей родине и развивают любовь к ней[14].

Распорядок дня в Институте был следующим. Подъем в 6 ч утра, до 6:30 студенты должны были умыться и одеться. С 6:30 до 6:45 была молитва. Обращает на себя внимание ее краткость. Видимо, в отличие от современного Московского старообрядческого духовного училища, студенты читали не полуночницу, а только большой начал. Первый урок был с 6:50 до 7:35, второй – с 7:45 до 8:30, третий – с 9:10 до 9:55, четвертый – с 10:05 до 10:50, пятый – с 11:00 до 11:45, шестой – с 11:55 до 12:40. Занятия прерывались на чаепитие с 8:30 до 9:10. С 13:00 до 13:45 у студентов был обед, а затем они отдыхали до 15 ч. После отдыха два часа учащиеся работали по хозяйству, по двору, занимались ручным трудом и проч. В это же время можно было заниматься гимнастикой (что отнюдь не считалось предосудительным). С 17:00 до 18:30 и с 19:30 до 21:30 студенты готовили уроки. В перерыве между занятиями устраивался ужин (с 18:30 до 19:30). После приготовления уроков учащиеся молились (в 21:30) и уже в 22 ч. должны были лечь спать и погасить свет[15]. Учитывая, что перед сном студентам надо было не только помолиться, но и умыться,  время, отведенное на молитву, тут тоже явно было короче, чем нужное для прочтения павечерницы.

На начало 1915 г. в трех классах института обучалось 80 учеников. Для сравнения укажем, что в начале 1917 г. в четырех классах (пятый не был открыт из-за войны) – 90[16]. Обучение в МСИ было платным. За учебу платили 30 руб. в год, за учебники – 10 руб., а также ежемесячно 10 руб. за общежитие. В 1914 г. в связи с повышением цен в ходе войны руководство было вынуждено повысить плату за общежитие до 12 руб. 50 коп., но плату за учебники и обучение удалось сохранить прежней. Интересно, что за 1912 – 1914 гг. ученики успели задолжать МСИ 1370 руб. 15 коп. Попечительный совет постановил исключить должников, но к началу войны таких прецедентов не было, т. е. постановление оставалось на бумаге[17]. Впрочем, не все студенты платили за себя. Были и меценаты, из года в год оплачивавшие обучение учащихся. Возможно было выплачивать как индивидуальные стипендии, так и просто внести деньги в фонд института.[18]   Среди жертвователей есть как частные лица (например, П.М. и А.С. Рябушинские, А.И. Морозов), так и организации (Городская управа пос. Вилково, Червленская старообрядческая община, Кредитное товарищество Екатеринбургской губернии)[19].

l

В целом финансовая ситуация в МСИ была достаточно сложной. Обратимся к финансовым документам. Смета расходов по институту за 1914 г. была составлена с перерасходом в 2040 руб. 12 коп., однако и этих денег не хватало, так как в апреле началось строительство нового здания института. До войны удалось заложить каменную вкладку, местами отштукатурить стены, провести отопление, но затем «процесс встал», а так как в старых помещениях разместиться уже было невозможно, то Попечительному совету пришлось затратить на поиск помещений более одной тысячи рублей сверх плана[20]. Тут необходимо подчеркнуть, что помещение МСИ в Николо-Ямском тупике стало слишком маленьким, и часть института была переведена в другой дом. В первоначальном здании оставили общежитие третьего класса, столовую и квартиру директора. Первый и второй классы были вынуждены переехать в помещение  в доме Ширинова,  кв.7.  По мнению руководства института, такая разбросанность помещений затрудняла педагогический процесс[21]. Только  28 сентября 1915 г. Институт переехал в новое здание[22]. Оно сохранилось до сих пор (сегодня дом числится по улице Смирновской, огибающей пруды Рогожского поселка), но Церкви уже не принадлежит. Долгое время в нем размещалась школа, сегодня она закрыта, но помещения старообрядцам не переданы.

hMcAAmoeIfc

На фото: Ф. Е. Мельников

Для решения финансовых проблем приходилось обращаться к старообрядцам на местах. Так, Попечительный совет уполномочил директора МСИ А.С. Рыбакова и старообрядческого апологета Ф.Е. Мельникова отправиться летом 1914 г. в Поволжье для агитации жертвовать на институт. Планы подобной поездки существовали еще в 1913 г., однако в силу определенных обстоятельств она была перенесена на год. Зато в 1913 г. Рыбаков (как это следует из его переписки с Мельниковым) по поручению Совета выступал перед епархиальным собранием Петербургской епархии и, как он подчеркивал, хотя его никто не знал, собрал сразу 500 руб. Было решено произвести еще сбор по приходам, и, как пишет Рыбаков, «петербургская епархия одна из самых бедных, но и этот сбор, думаю, даст с Петербургом еще рублей 500»[23]. Состоятельным старообрядцам, известным своей благотворительностью, присылали именные письма с просьбами о помощи[24].

Необходимо коснуться вопроса о заработной плате преподавателям. Зарплата большей части учителей зависела от количества проведенных уроков. Большинство преподавателей получали по 6 руб. 50 коп. за урок. Были учителя, которые получали меньше: преподаватель немецкого языка – 6 руб., пения и рисования – 5 руб., но меньше всех получали священнослужители–законоучители – они брали по 1 руб. 50 коп. за урок. Фиксированная ставка была лишь у директора (100 руб. в месяц), воспитателей (37 руб. 50 коп.) и доктора (20 руб.)[25].

В подчинении МСИ находилось Начальное училище (иначе его называли начальной школой). Сначала эта школа при Рогожской общине существовала самостоятельно, однако когда был образован институт, то ему понадобилась база для педагогической практики. В 1913 г. трехклассная школа была преобразована в пятиклассную. Преобразовывая школу, Попечительный совет ставил цель «сделать начальную школу практической школой при старообрядческом Институте, школой, в которой ученики Института могли бы приобретать практические навыки школьного обучения». Для этого Совет в 1913 г. значительно пополнил ученическую библиотеку, заменил старые учебники современными и повысил необходимый образовательный ценз для учительниц школы. «На очереди оборудование естественно-исторического кабинета, изображение наглядных пособий, устроение своего училищного сада и огорода, мастерской ручного труда, организация экскурсий учащихся в окрестности Москвы», – сообщалось в отчете за 1913 г. [26] Однако не всем планам было суждено сбыться. Осенью 1914 г. в связи с началом войны Попечительный совет решил не открывать первого класса. Помещение, которое ранее было занято первым классом, передали под лазарет для раненых.

В 1914 г. в школе обучалось 93 человека (64 мальчика и 29 девочек). Директором школы был А.С. Рыбаков, а попечителем – Георгий Матвеевич Кузнецов.  Законоучителем в школе был протодиакон Лев Овсянников, классными преподавательницами состояли П.С. Титова, М.С. Титова и О.Е. Мельникова. Рукоделие преподавала О.М. Федотова, а пение – М.Д. Озарнов. После реформы школы в руках одной учительницы находились два класса. Как писали попечители в отчете за 1914 г., «соединение 2 классов в руках учительницы вызывается педагогической необходимостью, так как начальная практическая школа создана по типу 2-х комплектных школ, т. е. таких школ, в которых в руках учителя соединяются 2 класса и которые наиболее распространены в земстве». Несмотря на то, что война потребовала отказаться от некоторых образовательных проектов, попечители, тем не менее, писали, что и во время войны «ведутся подготовительные работы: разрабатывается детально программа, пополняется библиотека, оборудуются кабинеты, приобретаются наглядные пособия»[27].

si

Студенты Московского Старообрядческого Института

При начальном училище был организован специальный класс пения, в 1913 г. в нем обучалось 36 человек. По поводу певческого класса попечители констатировали, что «присланные из самых далеких концов России, часто оторванные от школы, эти ученики до последнего года оставались без школы и на Рогожском кладбище; сведения выносимые ими из I или II класса начальной школы забывались. Отсутствие интересов естественно рождало нравственную неуравновешенность». В связи с этим Попечительный совет организовал в 1913 г. вечерние занятия для учеников класса пения с целью «пополнения общеобразовательных знаний». Занятия проводились в помещениях начальной школы – в будние дни с 19 до 21 ч., в праздники – с 14 до 16 ч. На специальные пожертвования была приобретена библиотека для этого класса. Интересно, что в праздники для учащихся устраивались чтения со «световыми картинками», которые привлекали даже взрослое население Рогожского кладбища. «У последнего нет разумных развлечений и на очереди вопрос – об устройстве для взрослого населения Рогожского кладбища библиотеки и воскресных чтений со световым фонарем», – писал директор МСИ А.С. Рыбаков в официальном отчете[28].

Несмотря на краткий срок существования МСИ, его сотрудники успели сделать достаточно много. К сожалению, трудности Первой мировой войны и череда революций привели к тому, что в сентябре 1917 г. Институт преобразовали в учительскую семинарию, а в 1918 г. закрыли[29]. В советский период развитие старообрядческого образования было невозможно, однако сегодня такая возможность появилась. В 1995 г. была сделана первая попытка создания Духовного училища для старообрядцев[30]. Начиная с 2004 г. на Рогожском в Москве существует Московское старообрядческое духовное училище (МСДУ) – единственное на сегодняшний день учебное заведение белокриницкого согласия такого уровня. И хотя, в отличие от дореволюционного Старообрядческого Института, МСДУ готовит уставщиков-преподавателей воскресных школ, оно старается активно использовать опыт своих предшественников[31].

 

Источник: Майоров Р.А. Московский старообрядческий институт перед Первой мировой войной// Православие в славянском мире: история, культура, язык(научная редакция Е.Потехина, А.Кравецкий). Olsztyn, 2014.-С.127-134.

 

 


[1] Козлов В.Ф. Москва старообрядческая. М., 2011. С.171-177 .

[2] Урушев  Д.А. Опыт Старообрядческого богословско-учительского института в Москве(нач. ХХ в.)// Традиции духовного образования в старообрядчестве: история, современность, перспективы. Ржев, 2003.-  С.19-22.

[3] Юхименко Е.М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. М., 2005. С. 138 – 139.

[4] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.2. Л.3.

[5] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.12. Л.1.

[6] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.5. Лл.1-1 об.

[7] РГБ ОР Ф.246. к.159. Ед.хр.5. Л.11.

[8][8] РГБ ОР Ф.246. к.159. Ед.хр.5. Л.11.

[9] РГБ ОР Ф.  164 (Мельниковы). К.26. Ед.хр. 24. Лл.2-3об.

[10] Здесь и далее количество уроков указано в неделю.

[11] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.5. Л.21.

[12] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.10. Л.3-4;  РГБ ОР Ф.246. к.161. Ед.хр.10. Л. 4 об.

[13] Юхименко Е.М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. М., 2005. – С.139.

[14] РГБ ОР Ф.246 к.160. Ед.хр.5 Лл. 4 – 4 об.

[15] РГБ ОР Ф.246. К.160. Ед.хр.5. Л.9.

[16] Козлов В.Ф. Москва старообрядческая. М., 2011. С. 174.

[17] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.10. Лл.4.

[18] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.10. Лл.2.

[19] Там же. Л.5.

[20] Там же. Л.4.

[21] Там же. Л.2-3.

[22]Козлов В.Ф. Москва старообрядческая. М., 2011. С. 171.

[23] РГБ ОР Ф.  164. К.26. Ед.хр. 24. Лл.1-2.

[24] Например, см.: РГБ ОР Ф.246 К.160. Ед.хр.12. и РГБ ОР Ф.246 К.160. Ед.хр.13.

[25] Например, см. РГБ ОР Ф.246. К.161. Eд.хр. 10. Л.5.

[26] РГБ ОР Ф.246 к.160. Ед.хр.5 Лл. 3 – 5 об.

[27] РГБ ОР Ф.246. к.160. Ед.хр.10. Лл. 7 – 8.

[28] РГБ ОР Ф.246 к.160. Ед.хр.5 Лл. 2, 4 об. – 5 об.

[29]  Урушев  Д.А. Опыт старообрядческого богословско-учительского института в Москве (нач. ХХ в.)// Традиции духовного образования в старообрядчестве: история, современность, перспективы. Ржев, 2003.- С. 22.

[30]  Лопатин А. Опыт организации старообрядческого духовного училища в Москве (конец XX в.)// Традиции духовного образования в старообрядчестве… С. 30-35.

[31] Подробнее о деятельности МСДУ см.: Майоров Р.А. Московский старообрядческий институт и Московское старообрядческое духовное училище: сравнительный анализ опыта старообрядческого образования// Культура русских-липован в национальном и международном контекстах. Вып.6. Бухарест, 2013 (в печати).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× четыре = 8