«Положивший душу за други своя»

Автор: Марина Волоскова. Ваш комментарий

1386102974.2022Michael_&_xeniaПервыми и важнейшими функциями древнерусского князя были отнюдь не воинские походы, а распорядительные, фискальные и правоохранительные функции. По сути, княжеский двор являлся прототипом современной областной администрации вкупе с ОВД.
Можно сказать, удельные князья были прототипами современных главы региональных правительств, губернаторов и мэров. Но в отличие от последних, среди них встречались люди, которые не только на словах, но и на деле были патриотами своей земли, жертвуя жизнью ради своих поданных. 5 декабря — день памяти святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского.

Духовные подвиги молодого княжича

В первой половине ХIII века на Русскую землю напали татары, пожгли много городов и сел, беспощадно избили тысячи людей. Многих увели в плен в страшное рабство, обложили народ тяжелой данью.

Кроме этого бедствия продолжались междоусобные распри между князьями. Князья то оспаривали друг у друга право на великокняжеский престол, когда отправлялись в Орду на поклон ханам, то клеветали один на другого.

В это весьма тяжелое время жил князь Михаил Ярославич Тверской. Отец его, князь Ярослав Ярославич (в крещении Афанасий, 1230-1271 гг., первый самостоятельный князь тверской) — брат Александра Невского (1221-1263 гг.), занимал семь лет великокняжеский престол, после смерти Александра. Михаил Ярославич родился в 1271 году, уже после смерти своего отца. Его мать, княгиня Ксения, воспитала сына в духе древлеправославной веры и заботливо научила его грамоте. «Молодой княжич любил читать Божественные книги, избегал детских игр и веселых собраний и усердно посещал храм. Часто тайком от всех в тишине ночной он возносил свои горячие молитвы ко Господу. Не любил он роскошных яств, вел жизнь воздержную и благочестивую, украшая душу свою цветами добродетелей. Так Михаил стяжал страх Божий — начало всякой премудрости. С особенной любовью он относился к нищим и убогим и подавал им щедрую милостыню. Кто терпел беды, тот смело шел к своему князю, зная, что у него найдет помощь и заступление; кого постигали несчастия и скорби, тот получал от него слово утешения и одобрения. Святая жизнь князя была поучительна для всех, и все почитали его за благочестие и участие к людям».

В 1294 году князь Михаил становится супругом ростовской княжны Анны. В 1299 г. у них родилась дочь Феодора, которая скончалась во младенчестве; в 1300 г. — сын Димитрий, в 1301 г. — Александр, в 1306 г. — Константин, а в 1309 г. — Василий.

Противостояние князей

Тяжелое время тогда переживала Русь: князья часто поднимались один на другого и часто правому приходилось оружием отстаивать свои права. Прежде чем вступить на престол, Михаил, по вынужденному для Руси обычаю того времени, отправился в Орду на поклон хану.

Великокняжеский престол занимали тогда сыновья Александра Невского: Андрей (1255-1304 гг.) и Димитрий (1250-1294 гг.). Между двумя братьями часто происходили усобицы. Князь Андрей привел татар, которые взяли четырнадцать городов, в том числе Москву и Владимир, сильно разграбили страну и собирались идти на Тверь.

Сильно были опечалены тверичи тем, что их князя с ними не было. Но они целовали крест, что станут биться с неприятелем из-за стен города до последней крайности и ни за что не сдадутся. Из других княжеств в Тверь сбежалось много людей, которые также готовы были сразиться с недругом. И в это самое время Михаил Ярославич возвращался из Орды. С величайшей радостью услышали жители Тверского княжества весть о возвращении своего князя; они вышли навстречу ему с крестным ходом. Но татары, узнав о приходе Михаила, не пошли на Тверь. Житие повествует, что князь Михаил Ярославич был высок ростом, силен и отважен. Бояре и народ его любили. Усердно читал Божественные книги, усердно жертвовал на храмы, почитал иноческий и священнический чин. Пьянства не терпел и всегда отличался воздержностью.

Он желал иноческого или мученического подвига, и Господь судил ему скончаться мучеником. Когда умер великий князь Андрей Александрович, старшим в роде стал теперь князь тверской Михаил Ярославич, именно к нему на службу перешли и бояре умершего великого князя. Но права старейшинства начал оспаривать у него двоюродный племянник, московский князь Юрий (Георгий) Даниилович (1281-1325 гг.), хотя он и не был старшим в княжеском роде.

Новый великий князь Михаил должен был отправиться в Орду, чтобы там получить ярлык на великокняжеский Владимирский престол. Туда же отправился и князь московский. Когда он проезжал через Владимир, митрополит Киевский и всея Руси Максим (XII век-6 декабря 1305 г.), предвидя начинающуюся усобицу, с мольбою возбранял московскому князю идти в Орду и добиваться великокняжеской власти. Юрий же уверял владыку, что едет не оспаривать право на великокняжеский престол, а «по своим делам».

Он отправился в Орду и встретился там с тверским князем. Татары были очень корыстолюбивы. Они желали получить как можно больше даров и говорили князю Юрию московскому: «Если ты дашь больше даров, чем князь Михаил Тверской, мы дадим тебе великое княжение». Такие речи сильно смутили московского князя, и он стал добиваться великокняжеской власти. Великий раздор начался между князьями.

Юрий всячески старался склонить хана на свою сторону; он давал в Орде большие дары. Михаил Ярославич принужден был также много тратить денег, «которые собирались с бедного народа, и была великая тягота в Русской земле. Распря между князьями усилилась».

Однако великокняжеская власть осталась за Михаилом Тверским. С московским князем племянник Александра Невского заключил мир, но согласия между ними все-таки не было: борьба Москвы с Тверью продолжалась. Тем временем в Орде занял престол молодой хан Узбек (ок. 1283-1341 гг.).

Михаил Ярославич должен был отправиться на поклон к новому хану, чтобы получить от него пайдзу (ханская грамота) на великое княжение. И на этот раз великокняжеский престол остался за ним. После того благоверный князь возвратился на Русь. Князь московский, на обиды которого жаловался хану Михаил, был вызван в Орду и пробыл там около трех лет. Юрий через ханских вельмож употребил все средства, чтобы склонить хана на свою сторону, он успел сблизиться с ханским семейством, даже породнился с ханом, вступив в брак с сестрой его Кончакой (во святом крещении нареченная Агафией).

Ярлык на великокняжеский престол хан Узбек дал теперь своему зятю, князю Юрию. Вместе с ним хан отпустил на Русь послов своих, а во главе их — Кавгадыя, одного из своих приближенных. Михаил с кротостью отказался от великокняжеского достоинства; он послал сказать Юрию: «Брат, если хан дал тебе великое княжение, то я уступаю тебе. Княжи, только будь доволен своим и не вступайся в мой удел».

Первая военная победа тверского князя

Но великий князь московский не хотел примирения с тверским князем Михаилом. Собрав большое войско, вместе с Кавгадыем он напал на Тверское княжество, жег города и селения. «Враги забирали мужей и жен и предавали их различным мучениям, поруганиям и смерти. Опустошив Тверское княжество по одну сторону Волги, они готовились напасть и на другую его часть, заволжскую. Скорбя о бедствиях Русской земли, благочестивый князь Михаил призвал Тверского епископа и бояр и сказал им: «Разве не уступил я своему сроднику? Я претерпел все, думая, что беда эта скоро кончится. Ныне же вижу, что князь Юрий ищет моей головы. Ни в чем не виновен я перед ним; если же виновен, скажите, в чем?»

Епископ и бояре, проливая слезы, в один голос отвечали князю: «Ты прав, князь наш, во всем. Перед племянником твоим ты обнаружил такое смирение, а они за это хотят опустошить все княжество. Иди же против них, государь, а мы готовы за тебя сложить свои головы». Михаил ответил: «Братия! Вам известно, что сказано во святом Евангелии: Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15, 13). Ныне нам предстоит отдать свою жизнь за множество народа, плененного и избитого врагами». Тверской князь Михаил собрал свои полки и мужественно вышел навстречу неприятелю. Враги встретились в сорока верстах от Твери (22 декабря 1317 года, в селе Бортеневе). Войско московского князя не выдержало натиска тверского войска и поспешно побежало. «Князь Михаил преследовал врагов, и бесчисленное множество воинов, побитых и смятых конями, усеяли ратное поле; они лежали, как снопы на поле во время жатвы». Великий князь Юрий с остатком войска бежал (в Торжок, а оттуда — в Великий Новгород). Его жена Кончака, много князей, татар, взято было победителями в плен.

Козни Юрия Московского против Михаила Ярославича

Видя поражение Юрия, Кавгадый на другой день после битвы явился в Тверь и просил мира. Михаил принял его с честью, поверив его льстивым речам, щедро одарил Кавгадыя и его людей, и отпустил с честью. Между тем великий князь московский собрал новое войско и с ним снова двинулся к Твери. Михаил не хотел еще раз напрасно проливать христианскую кровь и настоял на заключении мира князьями.

В это время в Твери неожиданно скончалась супруга великого князя — Кончака. Появился слух, что великую княгиню в Твери отравили. Московский князь и Кавгадый поспешили в Орду. Они написали на тверского князя Михаила многие лжесвидетельства, будто бы он, собрав много дани по городам, хотел бежать к немцам, а к хану идти не хотел, что вообще он не повинуется ханской власти. Кавгадый не хотел, чтобы тверской князь приехал в Орду и смог оправдаться. Поэтому он стал уговаривать хана, что надо скорее посылать на князя Михаила войско.

Но в августе 1318 года благоверный князь Михаил отправился к хану, говоря своему духовному отцу. «Отче, — говорил святой князь, — много заботился я о том, чтобы помочь христианам, но за грехи мои им приходится терпеть много тягостей из-за наших раздоров. Теперь благослови меня, отче: может, мне придется пролить кровь мою за народ православный».

Простился князь со своими близкими на берегу реки Нерли. Михаила Ярославича провожали супруга княгиня Анна и сын его князь Василий. Здесь князь навеки простился с ними.

Во Владимире их встретил ханский посол Ахмыл. «Спеши в Орду, — сказал он Михаилу, — хан ждет тебя; если через месяц ты не явишься, царь решил идти войной на твое княжество. Кавгадый оговорил тебя перед ханом, что ты не придешь к нему».

Тогда бояре стали отговаривать князя от поездки к хану: «Вот сын твой в Орде, пошли еще другого». Также и сыновья говорили ему: «Возлюбленный родитель, не езди сам в Орду, лучше пошли кого-либо из нас; ведь на тебя возвели клевету перед ханом. Пережди до тех пор, пока пройдет его гнев». Но тверской князь с твердостью отвечал: «Знайте, мои дорогие дети, не вас требует хан, но меня; моей головы он хочет. Если я уклонюсь от поездки к хану, то отчина моя будет опустошена и множество христиан избито, да и сам я не избегну тогда смерти; не лучше ли же ныне положить мне свою душу за многих».

Страдалец за народ

Готовясь к смерти, князь написал завещание, распределив между сыновьями города своего княжества, и простился с ними.

Неправеден был суд в Орде. Судьи выставили против князя обвинения: «Ты был горд и не покорялся хану, срамил его посла и бился с ним; побил многих татар и не давал хану дани; собирался с казною бежать к немцам; посылал казну папе; уморил жену князя Юрия». Злорадный Кавгадый не только был судьей, но и обвинителем и лживым свидетелем против тверского князя: он отвергал все оправдания Михаила, возводил ложные обвинения на доблестного князя и оправдал своих сторонников. После разбирательства пристрастные судьи донесли хану, что Михаил Ярослави виновен и заслуживает смерти.

Так тверской князь остался один в руках безбожных. Одно лишь утешение было у него — это молитва, и страстотерпец, не питая злобы на своих врагов, стал воспевать богодухновенные псалмы. На другой день татары возложили на шею святого тяжелую колоду, чтобы увеличить мучения блаженного.

В то время хан двинулся на охоту к берегам Терека. По обычаю, его должна была сопровождать вся Орда. Повлекли также и Михаила.Т ягостно было это передвижение для страдальца. На его шее лежала тяжелая колода; каждую ночь в ту же самую колоду заключали и руки тверского князя. Одно лишь утешало его: к нему были допущены игумен, священники и сын его Константин. Кавгадый и теперь не оставлял узника, но только старался увеличивать его страдания. С целью надругаться над Михаилом, он велел вывести его на торг, где было много народа. Здесь он приказал поставить князя на колени перед собой и насмехался над ним.Сбежалась толпа зевак и с любопытством смотрела на того, кто сидел прежде на великокняжеском престоле в чести и славе, а ныне в оковах переносит поругание.

Целых двадцать шесть дней томился страдалец. Не раз слуги предлагали ему: «Господин наш, великий князь, уже готовы у нас для тебя проводники и кони. Беги в горы, спаси себе жизнь». Но великий князь твердо отвечал им: «Я и прежде никогда не бегал от врагов моих, не сделаю этого и ныне. Если я один спасусь, а бояре и слуги мои останутся здесь в беде, то какая мне честь будет за это? Не могу сделать этого. Да будет Господня воля!»

5 декабря, в день своего отшествия ко Господу, рано утром Михаил Ярославич велел совершить заутреню и Божественную литургию. С сердечным вниманием, обливаясь слезами, слушал князь Божественную службу, исповедался и приобщился святых Христовых Таин. Он готовился к смерти, потому что той ночью видел сон, извещавший его о кончине.

После литургии князь простился с духовенством, которое было с ним. Потом он позвал к себе сына, князя Константина. Михаил дал ему последнее наставление о том, как надо держать ему православную веру, почитать храмы Божии, проявлять милосердие к людям.

Вдруг в шатер вбежал княжеский отрок и испуганным голосом сказал: «Государь, идут Кавгадый и Юрий со множеством народа и прямо к твоему шатру». Тогда страдалец кротко заметил: «Знаю, зачем они идут, — убить меня». Затем он отослал сына своего Константина.

Кавгадый и князь московский остановились на торгу, недалеко от шатра тверского князя, и сошли с коней. Отсюда они послали убийц к князю. «Как дикие звери, убийцы вскочили в шатер. Схватив князя за колоду, убийцы ударили его о стену, так что стена шатра проломилась. Князь поднялся было на ноги. Тогда лютые убийцы всей толпой набросились на него, топтали ногами, немилосердно били; потом один из них, кстати, русский житель Москвы по прозвищу Романцев, выхватив нож, поразил им князя в бок и повернул несколько раз нож в ране, наконец, вырезал сердце. Так предал в руки Господа святую душу свою страдалец Христов. Толпа татар и русских, бывших в Орде, набросилась на палатку убитого князя и разграбила ее.

Увидев обнаженное тело князя, Кавгадый с укором сказал князю Юрию Даниловичу: «Разве он не старший тебе брат, все равно как отец? Что же тело его лежит без покрова, брошенное на поругание всем? Возьми его и вези в свою землю, погреби его, по вашему обычаю».

Князь Юрий велел своим слугам прикрыть обнаженное тело святого, и один из них покрыл его своей верхней одеждой. Потом князь Юрий приказал положить тело на большую доску, а доску поднять на повозку и крепко привязать.

Явленные чудеса над телом убиенного князя

Святое тело князя Михаила, по приказанию московского князя, повезли в реку Адежь, «еже зовется горесть». «Ночью два сторожа были приставлены охранять тело убитого. Но сильный страх напал на них, и они убежали от повозки, где лежало тело мученика. Рано утром они возвратились на свое место, и видят дивное чудо: тело же лежало особо, раной к земле. Правая рука святого была подложена под его лицо, а левая находилась у раны. Удивительно то, что в степи рыскало много хищных зверей, и ни один из них не посмел прикоснуться к телу мученика. В ту же ночь многие из христиан и иноверных видели, как два облака осеняли то место, где находилось честное тело убиенного князя. Они то сходились, то расходились, и сияли, точно солнце».

Купцы, знавшие князя Михаила Ярославича, хотели покрыть тело его дорогими тканями и поставить в святом храме. Однако бояре князя Юрия не позволяли им сделать этого; они поместили его в хлеве и приставили стражу. Но Бог прославил дивным образом мощи Своего угодника: многие из жителей по ночам видели, что над тем местом поднимался огненный столб от земли до неба. Другие видели радугу, которая склонялась над хлевом и светлых всадников, которые носились в воздухе над колесницей.

Тело князя-мученика привезли в Москву и погребли в кремлевском Спасском монастыре. Благоверная княгиня Анна не знала о мученической кончине своего супруга. Через год возвратился от хана князь Юрий с великокняжеским ярлыком. Он привез с собою из Орды тверских бояр и князя Константина Михайловича. Тогда тверичане узнали о смерти своего князя и о погребении его в Москве. Княгиня Анна и дети святого Михаила просили князя московского перевезти святые мощи мученика в Тверь. Юрий едва дал свое согласие. Святые мощи благоверного князя Михаила были перенесены в Тверь и погребены в построенном им соборном храме Преображения Господа нашего Исуса Христа.

Церковное почитание, угроза деканонизации и таинственное исчезновение мощей

Михаил Тверской был канонизирован Русской православной церковью в лике благоверных в 1549 году, на втором Макарьевском соборе в Москве. В 1632 году состоялось обретение мощей князя. Днём памяти считается 5 декабря.

Житие Михаила было написано его духовником Александром, игуменом Тверского Отроча монастыря, вскоре после гибели князя. Александр сопровождал князя в Орду и был очевидцем произошедших там событий. Однако, святой князь Михаил, как и его супруга, благоверная княгиня Анна Кашинская, пострадал после раскола Русской Православной Церкви. До раскола он имел в день памяти службу всенощного бдения, но был понижен до рядовой службы.

«Понижение» его в службе, как и деканонизация Анны Кашинской и других Тверских святых, было одним из последствий церковной реформы XVII века — как проявление своеобразного гонения не только на живых приверженцев старой веры, но и на всякие свидетельства истинности дореформенного православия, как запечатленные в иконописных и литературных памятниках, также и в нетленных мощах святых. Но почитание деканонизированных, пониженных в богослужебном статусе, святых сохранялось в полной мере у старообрядцев.

В 1934 году тверской Спасо-Преображенский храм начали постепенно уничтожать. В ночь с 3 на 4 апреля 1935 года собор был взорван. После этого события следы мощей благоверного князя теряются. Однако доподлинно известно, что некоторые мощи тверских святых, в частности, преподобного Ефрема Новоторжского, были перевезены в ленинградский музей истории религии и атеизма, основанный в 1932 году и располагавшийся в известном Казанском соборе.

Не исключено, что и мощи Михаила Тверского до сих пор хранятся в каком-нибудь запаснике музейных правопреемников этого советского учреждения.

Источник: http://ruvera.ru/articles/marina_voloskova_polojivshiiy_dushu

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× девять = 27