Погребение митрополита Андриана

Автор: admin. Ваш комментарий

14 августа 2005 года, Москва, Рогожское

Число собравшихся в этот день на Рогожском было необычайно велико, – так бывает только на Пасху, да в неделю Жен-Мироносиц. Однако нынче повод совсем не праздничный – Русская Православная старообрядческая Церковь провожает в последний путь своего Предстоятеля. Митрополит Андриан пока еще с нами, но сегодня мы навсегда прощаемся с ним.

Покрытый соборной мантией, гроб с телом Первосвятителя возвышается перед кафедрой Покровского собора. Сменяя друг друга, епископы и священники читают у гроба Святое Евангелие; это чтение прерывается только на время ежедневной службы. Весь день субботы, и всю ночь накануне воскресенья в храме, как никогда, многолюдно-безмолвно: христиане пришли, приехали, прилетели из дальних мест, чтобы попрощаться со своим архипастырем. Выстроившись в очередь, они в скорбном молчании подходят ко гробу, чтобы отдать своему Владыке последний поклон –припасть к земле, испрашивая святительское прощение. Эту, последнюю ночь многие христиане проводят в храме, не смыкая глаз; всю ночь напролет они предстоят у гроба, слушая чтение Евангелия.

Наступает последнее утро прощания с Первосвятителем. В храм стекаются архиереи и все духовенство, и, прежде, чем облачиться, каждый приближается ко гробу, мысленно прося благословения у Владыки. Он, уже четвертые сутки подвизающийся в непрестанном молитвенном подвиге, в этот ранний час встречает их всех уже облаченным… Но вот закончено надгробное чтение, закрыто и отнесено во алтарь Евангелие. Началась полунощница.

По уставу в этот день – праздник Происхождения Креста – положено совершать водоосвящение; обычно водосвятие совершается после литургии. В этот раз в связи с погребением водосвятие было решено совершить сразу после полунощницы.

Вот началась Литургия. Печально-торжественное шествие духовенства, – выход с Евангелием. Расположившись у кафедры, по обе стороны от гроба Владыки, клирики дожидают окончания пения «Блаженных». Исполненный неземного покоя, почивший предстоятель явственно присутствует вместе со всеми. И вот хор духовенства, в котором слились более полусотни голосов епископов, священников, диаконов и чтецов, воспевает «Придите, поклонимся…», и среди этого хора, кажется, слышится и голос Владыки… Вот священники с двух сторон окружают гроб, чинно поднимают его на плечи и, предносиму Св. Евангелию, несут гроб на амвон, через Царские двери во алтарь, и устанавливают с южной стороны Св. Престола. Затем, во время Трисвятаго, все духовенство по обычаю шествует на Горнее место; туда же переносят и гроб с телом Владыки, и поставляют его там, посреди архиереев. Всю литургию почивший Владыка находится во алтаре, и только к заамвонной молитве гроб износится из алтаря и поставляется на свое место посреди храма.

По обычаю, во все время пребывания гроба с телом почившего Владыки в алтаре он пользуется такой же честью, как и здравствующие архиереи – будто, как обычно, сам он и совершает это богослужение: у него просят благословения на совершение возгласов и прощаются прочие клирики, с ним первым лобызаются после «Верую…» архиереи. Этот исполненный глубокого смысла древний обычай явственно показывает, что литургическое единство христиан не разрывается со смертью кого-то из них, и земная Церковь неотделима от Церкви Небесной.

Только не слышно возгласов любимого первосвятителя, не он ограждает молящихся дикириями, не ему поем торжественное: «Исполла эти, деспота!» – наше «многолетие» не нужно тому, кто готовится принять от Бога «бесконечныя веки»…

По окончании литургии все духовенство снова выходит из алтаря к кафедре, и начинается чин архиерейского погребения. Хоры певцов, чередуясь, протяжно и торжественно воспевают воскресные антифоны, диаконы сказывают ектении, чтецы возглашают стихи прокимнов. Каждый стремится внести свою посильную лепту в это общее скорбно-торжественное дело. Последний раз мы предстоим с тобою, Владыко, за богослужением в этом соборе. Последний раз взираем на тебя – исполненного неземного покоя! И невольно чувствуем: так покойно быть рядом с тобой. О, Владыко! А ведь это и всегда было так!

Настал момент последнего прощания. Припадая ко гробу почившего Первосвятителя в поклоне, каждый мысленно обращается ко Владыке. Каждый пытается угадать, расслышать его ответ… Что скажешь ты нам сегодня, Владыко? Что заслужили мы в очах твоих? Да, мы чувствуем, – ты всех прощаешь, и никому никаких упреков! – О, Владыко! Да ты и всегда поступал так… Мы помним, мы не забудем!.. И становится более явственно слышен голос собственной совести: «Прости нас, Владыко! Мы все такие грешные – рядом с тобой… Прости! Ты терпел нас такими… А мы потрудимся, постараемся исправиться и стать лучше! И аще имаши дерзновение – помолися о нас ко Господу, Богу нашему!»

Вот отверзаются двери Покровского собора, и из храма медленно выходит погребальное шествие. Крест и хоругви, гробница на плечах диаконов, иконы, и, наконец, самая драгоценная ноша – гроб с телом Владыки на плечах священников. Архиереи. Хоры певцов. Множество всякого люда – прихожане и гости, мужчины и женщины, юные и пожилые. То скорбно-сосредоточенные, то растерянные лица. У многих на глазах слезы. Встречаясь взглядами, знакомые не говорят друг другу ни слова: о чем говорить? Мерно-прозрачный погребальный звон льется с высоты колокольни. Суетятся фотографы, бегают под ногами вездесущие детишки, а гроб с телом Владыки, покрытым ярко-зеленой соборной мантией, плывет по Рогожскому поселку поверх народа, покачиваясь, словно на волнах реки – живой, человеческой реки. Это самый последний Крестный ход владыки Андриана… Следом за хоругвями, духовенством и певцами струится на кладбище нескончаемый людской поток.

Протиснувшись сквозь кольцо людей, плотно окруживших архиерейские могилы по всему периметру их ограды, духовенство опускает гроб рядом с разверстой могилой. Прочитана последняя молитва, возлито масло, закрыта крышка. Дубовый гроб, опускаясь, медленно продвигается вовнутрь первосвятительского склепа. Закрывается вход, засыпается землею могила. Всё…

Растерянно-безмолвно возвращается с кладбища Крестный ход, словно потерявший на пол-пути своего предводителя. Разоблачая архиереев, в алтаре Покровского храма поют «Тон деспот ин…». Совлачается своих риз духовенство. Только одного Владыку разоблачать не нужно – он, не имеющий теперь нужды в подкреплении телесных сил, не нуждается и в отдыхе, и, милостиво отпуская нас отдыхать, сам остается пребывать в непрестанном служении Богу. О, Владыко! Ты и при жизни-то не слишком стремился подкреплять свое тело… И тогда-то не очень обременял нас, нерадивых слуг, своими требованиями. Прости нас, Владыко! Прости…

Расходимся, но все мысли – там, где нами навсегда оставлен наш Владыка. Невзначай ловишь себя на мысли – как отчаянно хочется остаться там, рядом с ним! Но – нет, так нельзя… Нам еще предстоит немало здесь потрудиться – прежде, нежели Господь призовет к себе…

* * *

Святительское погребение митрополита Андриана совершали преосвященнейший Иоанн, архиепископ Костромской и Ярославский, местоблюститель престола Московского митрополита, и духовный отец покойного владыки, преосвященный Савватий, епископ Киевский и всея Украины, в сослужении епископов Силуяна Новосибирского, Евмения Кишиневского и Корнилия Казанского и Вятского. Без облачения за богослужением присутствовали также епископы Зосима, Донской и Кавказский, и Герман, временно Уссурийский и Дальневосточный. Чтобы попрощаться и проводить в последний путь владыку Андриана, в Покровском соборе в тот день собрались до 70 клириков разного чина и до двух с половиной тысяч христиан.

Погребение митрополита Андриана состоялось в день ангельской памяти его предшественника на московском Первосвятительском престоле, митрополита Алимпия. В связи с этим после возвращения с кладбища в Покровском соборе была отслужена заупокойная лития по двум почившим Первосвятителям.

На состоявшейся после погребения поминальной трапезе выступили архиереи, представители духовенства, гости. Почтить память владыки Андриана и проводить его тело в последний путь прибыли чиновники из администрации Президента РФ, представители Отдела внешних церковных связей РПЦ МП, другие официальные лица.

Еще до дня погребения в митрополию начали поступать письма и телеграммы с соболезнованиями – от представителей светской власти, общественных и религиозных деятелей, руководителей предприятий и организаций, а так же и отдельных граждан. Многие из них лично знали и глубоко уважали владыку Андриана. Этих соболезнований пришло огромное количество, от самых разных людей, но в них звучала одна общая мысль: за короткое время своего первосвятительства владыка Андриан успел сделать очень многое, и плоды его усилий важны не только для старообрядчества, но и для всего народа нашей страны.

«….Он навеки останется с нами в своих делах и свершениях – в восстановленном храме, в отреставрированных книгах, в собственноручно написанных иконах. Такие люди, как Митрополит Андриан – гордость России, пример исполненного гражданского и духовного долга…» (В.Лукин, Уполномоченный по правам человека в РФ).

Протоиерей Евгений Чунин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− два = 3