Исповедовать Христову веру

Автор: о. Евгений Чунин. Ваш комментарий

Исповедниками принято называть тех, кто в каких-то непростых, сложных обстоятельствах исповедали правую веру в Господа, в Его Святую и спасительную Церковь, причем делали это открыто, не боясь угрожающих им прещений или иных каких-то испытаний. И это их исповедание осталось в памяти многих свидетелей и послужило на пользу им и многим другим верующим людям.
Во святом Евангелии есть такие строки: «Аще кто исповесть Мя пред человеки, того и Аз исповем пред Отцем Моим, иже на небесех. Аще кто устыдится Мя пред человеки, того и Аз устыжуся пред Отцем Моим, иже на небесех». В этих словах Господь призывает нас всех принять на себя жребий исповедничества и без ложного стыда, без каких-либо предлогов к уклонению от сего, честно и последовательно исповедовать и проповедовать Христову веру в окружающем мире.
Именно так мы, казалось бы, и должны понимать эти евангельские слова. Однако в беседах с людьми нередко приходится слышать различные отговорки, наподобие таких: «Я же не апостол! Как я могу говорить о том, что не доподлинно понимаю? Меня спросят о чем-то, а я и не знаю, чего и сказать – лучше я буду молчать». НО, если вдуматься, такая позиция и есть как раз проявление того самого случая – «Аще кто устыдится мя пред человеки…», ибо недостаток наших познаний – это еще не грех: никто из людей ни в какой области знаний не может знать всего. Поэтому, не строя из себя «всезнайку», и не лукавя, мы можем, даже больше того, мы обязаны говорить окружающим людям о своей вере. И если они пожелают о чем-то спросить нас, то мы можем ответить, а если чего-то не понимаем сами – тогда должны не побояться переадресовать их к более знающим христианам или пригласить прийти в храм, предложить встретиться со священником.
В любом случае мы должны всемерно, искренне и старательно способствовать тому, чтобы каждый человек нашел ответы на те вопросы духовного плана, которые стоят перед ним. Повторяю: чтобы говорить людям о Христовой вере, вовсе не обязательно «знать все», – лишь бы мы старались действовать по совести, лишь бы не лукавили и надеялись на помощь Божию.
Раз мы веруем в Господа – мы и должны говорить о вере в Господа. Раз мы что-то знаем – мы должны не стесняться говорить о том, что мы знаем. А мы знаем, что именно апостольская святая Церковь указывает людям путь ко спасению – и мы обязаны об этом говорить. Мы знаем, что Божий закон – благ и справедлив, и мы обязаны об этом говорить. Мы знаем, что с верою во Христа жили и умирали многие известные люди – и мы обязаны говорить об этом, и еще о многом другом.
Но даже если случится так, что мы однажды не сможем ответить на какой-либо заданный нам вопрос – вовсе не следует смущаться, ибо вовсе не удивительно, что перед нами до сих пор этот вопрос не вставал, и мы не искали на него ответа. А раз он теперь возник – подумаем, и с Божией помощью найдем ответ и на этот вопрос. Или предложим этому человеку послушать ответ от кого-то другого, более сведущего, более грамотного в вопросах веры. И то, и другое не страшно, не стыдно и, более того, естественно. Хуже, когда мы, ссылаясь на свое якобы незнание и неумение (подчас даже преувеличенное), уклоняемся от сей важной миссии.
Но не только такие препятствия воздвигает сатана на пути христовой проповеди. Приходилось слышать и другие рассуждения – мол, зачем же я буду «лезть в душу» незнакомому человеку, может быть, ему это вовсе и не надо, тем более, что он меня об этом и не просил. Ну, а если он захочет – он меня спросит, и тогда, конечно, я ему постараюсь все рассказать…
Некоторые при этом еще более углубляются в философию: «У каждого человека есть свобода, каждый должен сам своей свободой распоряжаться. Я не хочу у кого-то отнимать его свободу, и навязывать ему свои взгляды и оценки. Поэтому я не буду говорить о Христе и о своих христианских убеждениях…»
Но я скажу вам, дорогие братия, что в этой вроде-бы «вежливой» позиции заключено скрытое, и причем весьма опасное лукавство. Давайте разберемся. Спору нет, Господь каждому из нас дал свободу, и пока время нашей жизни еще не истекло, свобода каждого из нас – в нашей воле. Но разве всегда нам удается воспользоваться своим жизненным выбором совершенно осознанно? К сожалению, нет – иногда бывает так, что мы не понимаем толком, из чего нам предстоит делать тот или иной выбор. Нам не хватает информации, и поэтому мы не можем сделать обоснованный и правильный выбор.
Так разве плохо, если бы мы постарались помочь другому человеку более глубоко осознать обстоятельства имеющегося у него выбора, в результате чего он сможет воспользоваться своей свободой более правильно, более осмысленно? Или разве мы ограничим этим его свободу?
Если мы постараемся рассказать человеку о Вере Христовой то, чего он не знает, если мы поможем ему понять – что ожидает его в этой жизни и что – после ее окончания, разве этим мы отнимем у него его свободу, разве лишим его права выбора? Разве кто-либо может обязать его делать только то, что мы ему сказали? Да ничего подобного!
Наоборот, именно после более глубокого знакомства с различными возможными вариантами человек только и сможет сделать свой настоящий выбор! Ибо когда он, зная безбожную жизнь (поскольку она нас всех окружает), при этом ничего не знает и не имеет никакого представления о жизни христианской, он фактически знает только одну из двух возможных сторон, и обоснованного выбора сделать не может. Получается, что перед каждым человеком Бог поставил право выбора, а человек, собственно говоря, и не знает из чего выбирать, потому что он видит подчас только одну половину – безбожную, мирскую жизнь.
Именно поэтому, уважая свободу выбора каждого человека, и именно для того, чтобы человек мог воспользоваться своим выбором с полным сознанием того, между чем и чем он выбирает – добро будет, если мы постараемся ему рассказать, объяснить что-то о Христе, о вере в Господа, о Святой Церкви. Именно после этого его выбор станет более осмысленным и более полноценным, хотя, конечно же, нет гарантии, что он прислушается и воспользуется той информацией, теми сведениями, которые мы ему вручили. Это – во-первых.
А во-вторых, как бы мы красиво и витиевато не рассуждали, но сознательное уклонение от исполнения своей христианской обязанности открыто ИСПОВЕДОВАТЬ свою веру, от этого исповеднического подвига, который завещан нам на страницах Евангелия, конечно же, есть грех и непослушание перед Богом, и должно быть оправдано.
Это все я говорю к тому, чтобы мы с вами не старались находить какие-то новые отговорки, дабы уклониться в исполнении нашего христианского долга – от исповедания веры Христовой пред людьми, окружающими нас. В том и заключается смысл сего христианского подвига, что христианин открыто, без смущения и стыда, готов говорить о своей вере с неверующими людьми. И при этом беседовать с подобающей скромностью, не хвалиться своими духовными подвигами (как тот евангельский фарисей), не выставлять себя «всезнайкой», но и не уклоняться от подобных вопросов и разговоров. Поступая так, будем стремиться и в этом исполнять волю Божию, и тогда мы можем надеяться, что и Сам Господь Исус Христос, по Евангельскому слову, исповедует наши имена пред Отцем Своим, иже на небесех.

протоиерей Евгений Чунин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


семь + 1 =